ПАМЯТИ |
С 1993 по 2019 годы в Москве погибло 43 российских журналиста. Обстоятельства и половины происшествий неизвестны до сих пор.

15 декабря — День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей. Чтобы почтить память коллег, предлагаем посмотреть на одну из самых кровавых карт современной столицы.
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО ЗАКАЗЧИК?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
КТО УБИЙЦА?
Авторы проекта:
Полина Ячменникова
Софья Кравцова
Илья Чеберин
Александра Гаганова
Полина Куварзина
Анастасия Бавинова
Виктория Артемьева
Александра Ефимова
Мария Невшупа
Виктория Тарлинская
401 группа факультета журналистики МГУ

2020
Дмитрий Холодов
Улица 1905 года, 7стр.1
Автор: Полина Ячменникова
За свою историю редакция «Московского комсомольца» сменила множество адресов. Но на последнем месте задержалась уже более, чем на 40 лет. Именно там, на пересечении улицы 1905 года и Звенигородского шоссе произошло, наверное, самое трагическое событие в истории «МК».

17 октября 1994 года корреспондент газеты Дмитрий Холодов пришёл в редакцию с дипломатом, который забрал из ячейки на Казанском вокзале. Предполагалось, что в нём находятся секретные документы о незаконной торговле Министерства обороны оружием. В дипломате находилась бомба. В 12:55 Холодов открыл его. Прогремел взрыв. Журналист погиб почти сразу, на руках коллеги. Его последними словами стали: «ЭТОГО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ. ПЕРЕВЕРНИ МЕНЯ НА СПИНУ, Я НЕ МОГУ ДЫШАТЬ! ОБИДНО…». Находившаяся вместе с ним в кабинете журналистка Екатерина Деева получила небольшие ожоги и была оглушена.

С тех пор на здании редакции висит мемориальная доска в память о Дмитрии Холодове: «Его убили не на войне. Его убили за правду».

Слова про войну здесь не просто так. В 1994 году журналисту было двадцать семь. Он отслужил в армии, пулеметчиком. После неудачной попытки работать по специальности инженером-физиком ушёл на радио в родном городе, а оттуда, увидев, что «МК» ищет сотрудников - в газету, где начал заниматься военной тематикой. Уже через два месяца работы журналист поехал в «горячую точку» — в Абхазию.

Осетия, Ингушетия, Чечня, Азербайджан, таджикско-афганская граница, снова Абхазия — командировки военного корреспондента Дмитрия Холодова за тот первый год работы в «МК».

За последний год своей жизни Холодов опубликовал в «МК» 18 статей с жесткой критикой министра обороны Павла Грачева по разным поводам. Это не считая материалов об армейских безобразиях вообще. Прокрутка Грачевым и его подчиненным Воробьевым через банк «Менатеп» казенных денег; связь Грачева с коррупцией в Западной группе войск; покупка министру «Мерседеса» из ЗГВшных средств, которые должны были пойти на строительство жилья офицерам; направление грачевского сына в Германию — все это есть в одной из самых острых статей журналиста.

За это в эфире у Познера министр обороны назвал Холодова «главным военным противником». Грачев распорядился не пускать Дмитрия на пресс-конференции в Минобороны. На совещаниях политруков всех родов войск обсуждали Холодова и то, как он «обгаживает армию».

После гибели журналиста Борис Ельцин, на тот момент президент России, сказал с телеэкранов: «Вооруженные силы и министр обороны сыграли большую роль в октябрьских событиях прошлого года. Это они отстояли демократию в России. И, конечно, оппозиция простить это не может до сих пор. Поэтому разные инсинуации, ну, погиб журналист Дмитрий Холодов, все мы скорбим об этом, и, конечно, это трагедия...

Связывать гибель Дмитрия Холодова с тем, что замешан министр обороны, — просто несерьезно... Так что я попросил все-таки и вас (в смысле — журналистов) здесь как-то посодействовать, что ли, закончить это на него, вот, поток этой грязи, понимаешь, всего, необъективности».

По словам сотрудников «Московского Комсомольца», в тот день они окончательно поняли, что честного расследования и суда по делу не будет.

Так и вышло.

В 1998—2000 годах по подозрению в убийстве были задержаны бывший начальник разведки ВДВ полковник запаса Павел Поповских, бывший командир спецотряда спецназа ВДВ майор Владимир Морозов, его заместители майоры Александр Сорока и Константин Мирзоянц, бывший десантник предприниматель Константин Барковский, замгендиректора ЧОП «Росс» Александр Капунцов. Им было предъявлено обвинение по статье «Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах». Дело рассматривалось четыре года, в течение которых обвиняемые находились под стражей в СИЗО. В феврале 2001 года на процессе в качестве свидетеля выступил экс-министр обороны РФ П. Грачёв. 26 июня 2002 года Московский окружной военный суд оправдал всех обвиняемых за отсутствием доказательств, освободил их из-под стражи и отменил арест их имущества.

В 2003 году военная коллегия Верховного суда по протесту Генпрокуратуры отменила оправдательный приговор, направив дело на новое рассмотрение. 10 июня 2004 года подозреваемые снова были оправданы. Генеральная прокуратура и родители Дмитрия Холодова подали кассационную жалобу в Верховный суд. В марте 2005 года военная коллегия Верховного суда подтвердила правомочность вердиктов Московского окружного военного суда.

В сентябре 2005 года родители Холодова подали иск в Европейский суд по правам человека. Через год суд объявил об отказе от рассмотрения иска, мотивировав решение тем, что убийство Холодова было совершено до ратификации Россией в 1998 году Европейской конвенции по правам человека.

В 2006—2009 годах бывшие обвиняемые подали в Верховный суд иски о возмещении Генпрокуратурой нанесённого им ущерба. Иски были частично удовлетворены.

На данный момент убийство остаётся нераскрытым. В 2012 году скончался бывший министр обороны Павел Грачёв, а в феврале 2018 года умер Павел Поповских.

В суде родители Дмитрия Холодова - Зоя Александровна и Юрий Викторович - были на каждом заседании. Отец защищал сына до своего последнего дня, пока не скончался от инфаркта в 2008 году. Мать Дмитрия Холодова живет в подмосковном Климовске. Именем журналиста там назвали улицу и школу.
Игорь Домников
Улица Перерва, д.31
Автор: Илья Чеберин
Поздно вечером, около 23:00, журналист «Новой газеты» Игорь Домников возвращался домой. В подъезде его поджидали несколько человек, которые бросились на журналиста и забили молотками, нанеся множественные черепно-мозговые травмы. Домников в бессознательном состоянии был доставлен в 68-ю городскую больницу, а затем в НИИ нейрохирургии им. Бурденко, но врачи оказались бессильны: 16 июля 2000 года он скончался, так и не придя в себя.

Лишь в 2007-м убийцами были признаны участники преступной группировки «Тагирьяновские» во главе с Эдуардом Тагирьяновым. Троих бандитов и их главаря приговорили к пожизненным срокам за 21 установленное следствием убийство, среди которых было и покушение на журналиста Домникова. Сначала Тагирьянов отказывался сотрудничать со следствием, но, в конце концов, признался, что был лишь исполнителем нападения на журналиста и назвал имя заказчика – предпринимателя Павла Сопота. В том же году на бизнесмена было заведено уголовное дело. Сопотов отказался признавать вину и утверждал, что Тагирьянов оговаривает его, однако в 2013 году всё же был осужден на семь лет лишения свободы.

На этом расследование должно было прекратиться, но редакция «Новой газеты» выступила против, её шеф-редактор Сергей Соколов утверждал: «Дело в том, что сам по себе Сопот – человек, который занимался решением разных долговых проблем и связывал бизнесменов с бандитами, у него не могло быть никакого мотива для убийства Игоря Домникова, кроме исполнения просьбы своих бизнес-партнеров. Этот бизнес-партнер известен». Настоящим заказчиком журналисты называли Сергея Доровского – тогдашнего вице-губернатора Липецкой области.

Незадолго до нападения на Домникова, в Липецкой области началась предвыборная гонка. «Большие бизнес-войны, на фоне которых стремительно нищало население и стремительно богатело бизнес-чиновничество», – рассказывает о том периоде Сергей Соколов. Освещать эти события от «Новой газеты» был отправлен Игорь Домников, который по итогу написал серию репортажей, критикующих действия местного губернатора. Рассерженный Доровский обратился к своему бизнес-партнеру Сопоту и попросил вразумить журналиста, привезти его в Липецк и там «всё объяснить». Фактически, Сопот был лишь посредником, который, используя свои связи в бандитских кругах, перепоручил дело «Тагирьяновской» группировке, но не учёл, что члены этой банды никогда не оставляли своих жертв в живых. Тем не менее эта версия, представленная «Новой газетой», а также получившая подтверждение на допросах Сопота и свидетельствах самого Доровского, была проигнорирована следствием и не получила дальнейшего развития.

Долгое время редакция газеты отказывалась мириться с решением следствия и писала многочисленные петиции и письма в правоохранительные органы, но дело постоянно отправляли не в следственный комитет, а московскую милицию, где его откладывали. Лишь в 2015 году Главное следственное управление по Москве смогло завершить расследование и установило Сергея Доровского заказчиком убийства. Слушания по делу бывшего вице-губернатора проходили в Люблинском суде, однако сам Доровский не являлся на заседания, ссылаясь на плохое самочувствие. Таким способом Доровскому удалось затянуть уголовный процесс и довести его до истечения срока давности. В итоге дело было прекращено по нереабилитирующему основанию и по ходатайству самого бывшего вице-губернатора. Сергей Доровский умер в возрасте 64 лет 9 августа 2018 года, так и не подвергнувшись уголовному преследованию.

Отдел специальных репортажей «Новой газеты» носит имя Игоря Домникова, а на сайте издания есть отдельная мемориальная страница, на которой можно прочесть все публикации журналиста в газете.
Анастасия Бабурова
Улица Пречистенка, 1
Автор: Александра Гаганова
19 января 2009 года журналистка Анастасия Бабурова и адвокат Станислав Маркелов возвращались по Пречистенке с пресс-конференции, посвящённой скандальному условно-досрочному освобождению экс-полковника Юрия Буданова, который отбывал наказание за похищение, изнасилование и убийство 18-летней чеченки Эльзы Кунгаевой. Маркелов, защищавший в этом деле интересы семьи потерпевшей, выступил на конференции категорически против освобождения убийцы. Бабурова – пришла на неё в качестве внештатного корреспондента «Новой газеты».

В 14:30 около дома №3 им навстречу вышел мужчина в чёрной одежде, лицо скрывал туго натянутый шарф. Он обогнал их, зашёл за спину, достал из кармана браунинг образца 1910 года и выстрелил. Попал адвокату в голову. Помедлил несколько секунд, но спустил курок снова – в Бабурову, тоже в голову. После чего сразу двинулся в сторону метро «Кропоткинская» и скрылся. Адвокат скончался на месте, его тело пролежало на снегу до вечера, пока работала следственная группа. Журналистку в тяжелом состоянии доставили в больницу, но и её спасти не удалось.

Позже выяснится, что за шарфом скрывался Никита Тихонов – убеждённый неонацист, с лета 2006 года находившийся в розыске по делу об убийстве антифашиста Александра Рюхина. Интересы потерпевшей стороны в том деле представлял также адвокат Маркелов. До осени 2008 года Тихонов, по содействию своей подруги Евгении Хасис, скрывался на Украине, но вернулся в Россию и создал здесь Боевую организацию русских националистов (БОРН). С 2008 по 2011 годы члены этой группировки совершили десять убийств и два неудачных покушения. Жертв выбирали целенаправленно, среди них: политические активисты и мигранты, адвокат, журналистка, полицейский, федеральный судья. Все так или иначе вовлечённые в конфликт между неонацистами и антифашистами. Убийцам из БОРНа оказывали поддержку журналист «Московского комсомольца» Дмитрий Стешин (скрывал у себя дома Тихонова и помог ему достать оружие) и глава журнала «Русский образ» Илья Горячев, по его же словам, имевший «кураторов» из администрации президента.

С 23 октября по 2 ноября 2009 года Тихонов и его сожительница Хасис находились под присмотром ФСБ, в их квартирах велась прослушка. На записях, которые в 2019 году журналист «Медиазоны» Егор Сковорода собрал в книгу «Диалоги убийц», отлично слышно, как Тихонов и Хасис обсуждают совершённые преступления и планируют новые, но несмотря на это, сотрудники службы безопасности почему-то задержали их только 3 ноября, через девять месяцев после двойного убийства. Уголовное дело передали в суд в 2011 году. Тихонов на первом же допросе взял всю вину на себя и получил пожизненное заключение. Хасис – 18 лет лишения свободы.

Тогда на Пречистенке Анастасия Бабурова не была запланированной жертвой БОРНовцев, своей целью они выбрали Маркелова. Но окажись она 19 января на другой улице, всё равно бы никто не мог гарантировать её безопасность в будущем. Двадцатипятилетняя студентка вечернего отделения журфака МГУ, проработав в редакции «Известий», в 2008 году уволилась из неё из-за политических и профессиональных разногласий (конфликт между руководством газеты и сотрудницей обострился, когда она использовала удостоверение газеты, защищая жильцов общежития на Ясном проезде), и стала внештатным корреспондентом «Новой газеты», попутно принимая активное участие в политических движениях. В конце лета 2008-го она участвовала в «Прямухинских чтениях», писала в журнал «Автоном», за день до своего убийства вступила в анархо-коммунистическое объединение «Автономное действие». На протяжении всей своей журналистской карьеры Бабурова писала на темы защиты животных, экологических проблем, о преследованиях неонацистами мигрантов. В некрологе «Новой газеты» про неё скажут: «Мало кто разбирался в неонацизме, антифашизме, неформальных молодёжных объединениях лучше неё». По словам отца Бабуровой, ей регулярно поступали угрозы из-за политических взглядов, это же подтверждает и её друг, журналист «Коммерсанта» Александр Черных: «Когда Настя Ходила на суд по делу Тесака (прозвище неонациста Максима Марцинкевича – прим. ред.), её снимали на мобильник нацисты, которые были в зале… И в её ЖЖ («Живой журнал» – прим. ред.) они часто заходили. Она не боялась». Последней публикацией журналистки стало интервью с адвокатом Маркеловым.

Ежегодно 19 января в Москве проходит шествие в память о Бабуровой и Маркелове. В 2010 году об Анастасии вышел документальный фильм Валерия Балаяна «Любите меня, пожалуйста», который убрали из программы кинофестивалей «Сталкер» и «Профессия: журналист» из-за перестрелки, случившейся между неонацистами и организаторами показа в Новосибирске. Памяти Станислава Маркелова исполнительница Melania посвятила песню. Она начинается с цитирования слов адвоката, произнесённых им 30 ноября 2008-го на митинге против политического террора, последнем публичном выступлении Маркелова: «Нам всем нужна защита. Нам нужна защита от нацистов. Нам нужна защита от мафиозных властей. Даже от тех же правоохранительных органов, которые просто часто прислуживают им. Нам всем нужна защита. И мы прекрасно понимаем, что, кроме нас самих, нам больше никто, никогда эту защиту не даст. Ни Бог, ни царь, ни закон. Уже никто. Только мы сами. И вот тогда, когда мы подставим друг другу плечо, когда мы сможем друг друга защитить – только тогда мы прорвемся. Надеюсь, что это будет. Иначе мы здесь зря собрались».
Анна Политковская
Улица Лесная, д.8
Автор: Полина Куварзина
7 октября 2006 года в подъезде своего дома в Москве убили журналистку «Новой газеты» Анну Политковскую — киллер сделал четыре выстрела в упор, в том числе контрольный — в голову. Киллера и организаторов нашли и осудили, однако имя заказчика до сих пор неизвестно. Улики и многие обстоятельства убийства вели к высокопоставленным руководителям Чечни.

Тело Анны Политковской с несколькими огнестрельными ранениями было обнаружено в подъезде дома на Лесной улице в Москве, где обозреватель "Новой газеты" жила вместе со своей семьей. Журналистка вошла в лифт, когда убийца выстрелил ей в грудь, а затем в голову. В лифте был найден брошенный пистолет Макарова и гильзы.

Расследование убийства взял под свой личный контроль генпрокурор Юрий Чайка. Зампрокурора Москвы Вячеслав Росинский сообщил, что следователями рассматривается версия умышленного убийства Политковской, "сопряжённого с выполнением ею общественного долга".

Несколько человек были арестованы. В 2009 году суд присяжных оправдал всех подсудимых, однако позже Верховный суд отменил приговор и направил дело на доследование, процесс затянулся на несколько лет. Наконец, 9 июня 2014 года Мосгорсуд приговорил к пожизненному лишению свободы уроженцев Чечни Рустама Махмудова и криминального авторитета Лом-Али Гайтукаева, признанных присяжными исполнителем и организатором убийства Политковской. Бывший милиционер Сергей Хаджикурбанов был признан посредником в преступлении и получил 20 лет колонии. Братья предполагаемого исполнителя убийства – следившие за Политковской Ибрагим и Джабраил Махмудовы – приговорены к 12 и 14 годам соответственно.

Ранее по делу об убийстве Политковской к 11 годам заключения был приговорен также бывший сотрудник московской милиции Дмитрий Павлюченков, признавший вину в организации слежки за журналисткой.

Защита отмечала, что следствие так и не объяснило, какой мотив был у осужденных. Кроме того, адвокат Мурад Мусаев неоднократно обращал внимание присяжных на снимок камеры видеонаблюдения, которая запечатлела предполагаемого убийцу. По словам Мусаева, признанный судом исполнителем убийства Рустам Махмудов не похож на человека, попавшего в объектив камеры.

Заказчик преступления до сих пор остаётся для следствия загадкой. В "Новой газете" уверены, что произошедшее могло быть связано с руководителем Чечни Рамзаном Кадыровым. Многие репортажи Политковской были посвящены именно нарушениям прав человека в Чечне.

Гибель Политковской и история расследования ее убийства отражают отношение российского государства и отчасти общества к журналистам. Вскоре после ее смерти Владимир Путин заявил, что убийство журналистки нанесло России больший урон, чем ее статьи.

На доме, где жила и была убита Анна Политковская, была установлена памятная доска. Адрес: Лесная улица 8/12.
Сергей Дубов
Варшавское шоссе
Автор: Александра Ефимова
«По Москве сразу поползли слухи, что Дубов убит из-за внутренних разбирательств в издательстве. Дескать, ближайшие соратники позарились на его богатства. Одна из милицейских версий: кто-то хочет установить контроль над бизнесом покойного, в том числе крупные чины из силовых структур», - Вячеслав Белоусов, глава издательского дома "Северная неделя"

Сергей Дубов родился 4 февраля 1943 в Москве. В возрасте 28 лет будущий журналист и бизнесмен окончил редакционно-издательский факультет Московского полиграфического института по кафедре редактирование массовой литературы.

По окончании института Дубов работал помощником режиссера на центральном телевидении. Затем журналист увлекся печатной журналистикой. Помимо авторских текстов, Дубов успешно попробовал себя в административной деятельности – он устроился заместителем ответственного секретаря в еженедельник «Книжное обозрение». Через некоторое время, оставаясь на той же должности, журналист перешел в журнал «Новое время», а потом и вовсе дорос до статуса президента издательского дома.

С началом экономической реформы Дубов активно участвовал в подготовке Закона о кооперации. Одним из первых, в постсоветской России оценил предпринимательское значение информационного ресурса.

В 1988—1993 гг. Дубов создал более 15 частных предприятий, работавших, в основном, в сфере печати и книжного дела. Также успел стать учредителем и спонсором Независимого института российского предпринимательства.

При его участии были впервые в России изданы полное собрание сочинений Солженицына в семи томах, а также произведения В. Суворова (Резуна) «Ледокол», «День М», «Аквариум».

При всем этом Дубов вел широкую благотворительную деятельность, помогал детдомам, детсадам, талантливым студентам, пожилым москвичам. Некоторые издания Дубова не преследовали коммерческого успеха и предпринимались с просветительскими целями: научные сборники Института славяноведения и балканистики, книга рисунков и стихов детей из подмосковного детдома — «Одуванчик».

К осени 1993 года журналист наладил партнерские отношения с норвежской компанией для осуществления строительных проектов в Москве и Московской области.

А спустя год, 1 февраля 1994 года, Сергей Леонидовича застрелили. Спустя несколько дней журналист был похоронен на Покровском кладбище. Громкое убийство, взятое под контроль Президентом РФ и Министром внутренних дел, так и осталось нераскрытым.

В 1995 году был основан «Фонд Сергея Дубова», целью которого является выпуск литературы, важной для сохранения и развития культуры и просвещения, не связанной напрямую с коммерческим успехом, а также оказание разносторонней помощи семьям трагически погибших журналистов, печатников и издателей.

Наследие Дубова до сих пор не забыто. В Московском музее истории отечественного предпринимательства есть экспозиция, отображающая стремительный взлет журналиста как издателя и предпринимателя. А в Вашингтонском музее журналистики (Journalists Memorial NEWSEUM, США) в галерее, посвященной погибшим работникам СМИ, организован отдельный стенд в его память.
Владимир Сухомлин
Ленинский пр-т, д. 146 (Центральный Дом Туриста)
Автор: Софья Кравцова
— У меня здесь короткая встреча — это будет недолго. И, на всякий случай, если через 20 минут не вернусь — звони в милицию.

Так сказал Владимир своей жене 4 января 2003 года. Прошло четыре месяца с их свадьбы, пара выходила из недавно открытого «Киноплекса на Ленинском». У Центрального дома туриста Владимира остановили два милиционера — надели наручники, посадили в машину и увезли, чтобы жестоко избить битами и оставить умирать на морозе. За свою работу они получили $1150. Журналиста, блогера и создателя сайтов, использующих технологии информационных войн для противодействия террористическим и экстремистским структурам, Владимира Сухомлина нашли 8 января на окраине Москвы.

Его отец, профессор МГУ, один из разработчиков противоракетной обороны страны, Владимир Александрович Сухомлин, приехал в морг, чтобы сфотографировать тело сына, но не смог удержать фотоаппарат в руках — труп был обезображен.

Вероятная причина убийства — расследование Владимира Сухомлина о торговле оружием: «Спецназовцы сообщили Володе о том, что существует канал продажи оружия боевикам со складов МВД. Схема была такая: оружие конфисковывали, сдавали на утилизацию, а потом это же оружие всплывало у боевиков из другой банды. Сыну предоставили данные допроса пленных чеченских боевиков, которые рассказали, что между известным омоновским командиром по кличке Мельник и руководителем боевиков Шамилем Басаевым существовал канал связи. Володя обнародовал эту информацию и начал расследование. Его убили, когда он занимался этой темой», — рассказывал отец журналиста.

По ст. 105 УК РФ (убийство) были осуждены сотрудник ЧОП Денис Мелихов (пробыл в заключении менее 10 лет), оперативник ОВД «Балашиха» Денис Воротников (был лишен свободы на 14 лет) и лейтенант милиции того же ОВД Иван Гончаров (отбывал наказание 15 лет, вместо присужденных 18, освободился по УДО) — все они сейчас на свободе. Гончаров на суде признал наличие заказчика, но имени его не выдал: «Да, у меня был заказчик и покровитель, но это уважаемый человек, его знают и в Думе, и в правительстве, поэтому я не назову его имени».

Четвертого фигуранта дела — предполагаемого организатора преступления, предпринимателя из Балашихи Дмитрия Ивановичева (именно он, по словам исполнителей, обещал вознаграждение в $1150) освободил суд присяжных — 7 из 12 посчитали, что следствию не удалось доказать его причастность к убийству. Следователь Никулинской межрайонной прокуратуры Иван Федин объяснил: «И не Ивановичеву Сухомлин перешел дорогу — кому-то выше. Но имя основного организатора я все-таки сейчас назвать не могу».

Отец журналиста также считает, что дело не было доведено до конца: «Выпущен на свободу пусть не основной, но заказчик убийства. Кроме того, мы считаем, что ничего не было сделано для выяснения главного заказчика преступления». Дмитрий Аграновский, адвокат семьи Сухомлиных, это подтвердил: «Могу сказать однозначно: преступление не раскрыто, мотивы не установлены, истинный заказчик не установлен. И вердикт присяжных это лишний раз подтвердил».

Более 10 лет Следственный Комитет то возобновлял расследование, то закрывал его, и в 2019 году профессор Сухомлин обратился к президенту России с просьбой провести объективное расследование: «Убийство интернет-журналиста Владимир Сухомлина и процесс его расследования еще раз показали полное разложения правоохранительной системы, ее неспособность обеспечить защиту и безопасность граждан, соблюдение законности в стране, неспособность объективно расследовать собственные же преступления». Президент не ответил во время «прямой линии», не взял под личный контроль дело. Ответили только из Администрации президента: обращение переслали в Следственный Комитет.

13 апреля 2020, в день рождения сына, Владимир Александрович Сухомлин написал в «Живом Журнале»:

«Принимая мученическую смерть, Владимир кровью своей доказал всем главную теорему нашей жизни о том, что в России построено самое несправедливое антигуманное государство, где верховенствует беззаконие и не знающая границ коррупция, прикрытые коррумпированной сверху донизу правоохранительной системой, озабоченной прежде всего не соблюдением законности в стране, а интересами самосохранения, и способствующая погружению страны во мрак правого беспредела.

На фоне сложной ситуации, связанной с пандемией, эту тему развивать не буду. Но уверен, что помимо отцовского проклятия гуляющим на свободе садистам-убийцам сына, организаторам убийства и их сообщникам, многочисленным, в том числе высокопоставленным, покровителям этих негодяев, расплата всем им непременно в этой жизни придет».

Владимир Сухомлин был сотрудником лаборатории системного программирования Научно-вычислительного центра МГУ, трудился в лаборатории «Открытых информационных технологий» ВМиК МГУ и лаборатории вычислительных практикумов. Он был одним из основателей интернет-портала «Военно-исторический форум». На фоне Бомбардировки Югославии силами НАТО журналист создал портал «Сербия.ру» для ведения «информационной войны». Примерно в то же время появился сайт «Чечня.ру», где Сухомлин освещал губительные последствия для населения от действий силовых структур во время Второй чеченской войны и защищал позицию о решительном отпоре бандитов армией России. Благодаря ему мир узнал, что боевые действия в Чечне велись против преступников — журналист первым получил съемки издевательств боевиков над пленными российскими солдатами и разместил их на своем сайте.

Интернет-ресурсы, созданные Владимиром Сухомлиным, продолжают работать после его гибели. Союзом журналистов России была учреждена Медаль имени Владимира Сухомлина – за достижения в области интернет-журналистики.
Пол Хлебников
ул. Докукина, 16
Автор: Виктория Тарлинская
«Не знаю, почему стреляли»

Это было в пятницу. Около десяти часов вечера 9 июля 2004 года Пол Хлебников вышел на улицу из дома № 16 по ул. Докукина на севере Москвы и отправился к станции метро «Ботанический сад».

К этому моменту за журналистом уже следили из чёрной ВАЗ-2115. Вскоре автомобиль догнал Хлебникова. Водитель притормозил и открыл огонь. Стреляли практически в упор, выпустив девять пуль – все они попали в журналиста: четыре – в живот и в грудь, последняя задела голову по касательной.

Когда на место происшествия приехала скорая помощь, Пол ещё находился в сознании. Несмотря на то, что журналиста оперативно доставили в 20-ю городскую больницу, через час после нападения Хлебников скончался: при подъёме в подготовленную операционную произошло ЧП – лифт с раненым застрял и журналиста не смогли вовремя доставить в реанимацию. Официальное время смерти: 22 часа 35 минут. Ему был 41 год.

Меньше часа – и черта между жизнью и смертью проведена.

Пол Хлебников был одним из наиболее заметных иностранных журналистов в России. Потомок декабриста Ивана Пущина, выпускник Беркли, полиглот, он работал в стране с середины 1990-ых корреспондентом американского Forbes и затем возглавил российскую редакцию журнала. С 1996-го года занимался журналистскими расследованиями и опубликовал разоблачительные материалы о Борисе Березовском, семье президента Узбекистана Ислама Каримова и чеченском боевике Хож-Ахмеду Нухаеве.

Кто стоит за убийством Пола Хлебникова? Сам журналист перед смертью успел сообщить своему коллеге, что не знает ни нападавшего, ни причин покушения. С самого начала версий было немало: Березовский, чеченцы, олигархи.

В правоохранительных органах убийцей очень быстро был объявлен чеченец Казбек Дукузов, которого в ноябре 2004-го задержали в Минске, а заказчиком – тот самый чеченский «криминальный авторитет» и полевой командир Хож-Ахмет Нухаев, которому якобы не понравилась книга «Разговор с варваром», написанная о нём Хлебниковым. 6 мая 2006 года обвиняемый был оправдан судом присяжных. Этот приговор был опротестован Генеральной прокуратурой РФ и семьёй Хлебникова. 10 ноября 2006 года Верховный суд РФ отменил оправдательный приговор и направил дело на повторное расследование. Впрочем, где сейчас находится Казбек Дукузов, до сих пор неизвестно. А дело Пола Хлебникова остаётся не раскрытым даже 16 лет спустя.
Олег Слабынько
Улица Клинская, дом 4, корп. 1
Автор: Мария Невшупа
Олег Александрович Слабынько родился 8 августа 1962 года в Санкт- Петербурге. В 1988 году он закончил факультет международной журналистики МГИМО.

После окончания института 4 года работал корреспондентом в Стокгольме, в корпункте ТАСС.

С февраля по апрель 1993 года — был руководителем пресс-службы РГТРК «Останкино», затем, в апреле того же года, стал генеральным директором телевидения РГТРК «Останкино». В дальнейшем он был уволен по решению совета директоров компании.

Также Олег Слабынько занимался продюсерской деятельностью. До 1994 он продюсировал программу «Проще простого» на РТВ. С 1995 года стал продюсером программы «Момент истины».

«Момент истины»- авторская программа Андрея Караулова, выходившая с 1992 по 2016 годы на телевиденье.

В программе обсуждались важные и злободневные для российского общества темы: коррупция, политика, преступность, наркомания. В программе Андрей Караулов брал комментарии у гостей программы. Гости делились на две части: эксперты и очевидцы. В роли экспертов нередко выступали приглашённые политики, которые становились адресатами острых вопросов Караулова.

25 января 1996 года, через год после того, как Олег Слабынько стал продюсером программы, он был убит выстрелами в грудь и голову в своей квартире на Клинской улице в Москве. Произошедшее изначально рассматривалось как заказное убийство, связанное с профессиональной деятельностью журналиста.

Олег Слабынько был убит через 11 месяцев после Владислава Листьева, известного ведущего ток-шоу и руководителя Государственного телевидения, который также был застрелен в собственном доме в марте 1995 года. Аналитики связывают эти два случая. После этих убийств было создано специальное полицейское подразделение, занимающееся расследованием подобных дел.
Юрий Щекочихин
ул. Маршала Тимошенко, 15
Автор: Виктория Артемьева
Юрий Щекочихин умер в Кремлевской больнице (Москва, ул. Маршала Тимошенко, 15). Известно, когда это случилось – 3 июля 2003 года. А вот из-за чего – неизвестно до сих пор. Спустя 10 лет после смерти журналиста замглавного редактора "Новой газеты" Сергей Соколов в статье "Мы ставим точку" писал:

"Когда уходит последняя надежда, за ней, конечно, приходит самая последняя… Но все равно — такое пронзительное ощущение бессилия, помноженного на злость, что к горлу подступает тошнота. Так что простите за рваность текста — не до стиля. Просто я сейчас должен написать, что в деле об убийстве Юрия Щекочихина мы ставим точку. Потому что исчерпали все свои ресурсы и не можем доказать факт убийства как-либо документально — так, чтобы у следствия появился хоть какой-то формальный повод дело не закрывать".

Выпадали волосы, кусками слезала кожа, воздух обжигал легкие изнутри, внутренние органы поочередно отказывали. "Эффект мгновенного старения", как назвали позже. Несмотря на то, что близкие, родные, коллеги Щекочихина из «Новой газеты» и партии «Яблоко» были уверены в том, что его отравили из-за профессиональной деятельности, только спустя четыре года, в 2007-м, Следственный комитет при прокуратуре начал расследование гибели Щекочихина, но так ни к чему и не пришел — по результатам проверок, его смерть не могла носить насильственный характер. Дело Щекочихина открывали и закрывали несколько раз.

Команда "Новой газеты" потратила десять лет на то, чтобы выяснить причины гибели коллеги и найти виновных. В 2013 году вышла процитированная статья, в которой, помимо прочего, были заданы следующие вопросы следствию, на которые ответы так и не были найдены:

"1. Куда делся последний, предсмертный, анализ крови Юрия Щекочихина? Забор крови осуществляли медицинские работники МВД, вызванные по просьбе администрации президента. О том, что этот факт все-таки имел место быть, а уж тем более о том, что этот анализ выявил, в материалах уголовного дела нет ни слова.

2. Почему экспертов-паталогоанатомов дезинформировали перед исследованием, сообщив, что они будут препарировать тело участника Великой Отечественной войны (Юра родился в 1950-м году) и ликвидатора Чернобыльской катастрофы?

3. Почему никто не отреагировал на наши показания следствию о том, что спустя несколько лет после проведения исследования к нам пришел один из ведущих экспертов в области судебной медицины, принимавший участие во вскрытии, который сообщил, что заключение — липа, и что, по его мнению, причина смерти — отравление бинарным (помните?) отравляющим веществом?

4. Почему тело Щекочихина было так забальзамировано, что исследование, проведенное после эксгумации, не смогло даже определить полный состав бальзамирующего раствора, чтобы отделить его составные части от других веществ, оставшихся в организме? Кстати, состав этого бальзамирующего вещества так и остался неизвестным, а все специалисты, имевшие отношение к обработке тела, либо умерли, либо уехали из страны, потерявшись в разных странах и весях.

5. Как так получилось, что медицинская карта Щекочихина была утеряна в Кунцевской прокуратуре, сотрудники которой проводили доследственную проверку по факту смерти государственного деятеля? Говорят, что уборщица выбросила… Где эта уборщица, почему ее не допросили? И опять-таки, кстати, следователь, проводившая эту проверку и вынесшая постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (дочь высокопоставленного сотрудника Генеральной прокуратуры), после этого резко пошла вверх по карьерной лестнице, перешагнув сразу через несколько ступенек.

6. Почему не были произведены выемки из Центральной клинической больницы, раз медкарта утеряна? Вернее, выемки произвели, но лишь после третьего возбуждения уголовного дела — спустя 7 лет. Естественно, многие документы были уже уничтожены, как то: лабораторные журналы, журналы назначений, записи о выданных лекарствах.

7. Как можно было (четырежды) отказывать в возбуждении уголовного дела, если даже в первоначальном акте вскрытия указано: агент (то есть некое вещество), вызвавший такую реакцию организма и приведший к смерти, не установлен?"

А в 2018 году вышла статья "Утечка яда" о том, что симптомы отравления Щекочихина подозрительно похожи на симптомы отравления "Новичком". После инцидента в британском Солсбери со Скрипалями, когда британское следствие идентифицировало орудие преступления как боевое отравляющие вещество из серии «Новичок», всплыли материалы уголовного дела об убийстве в 1995 году банкира Ивана Кивелиди, который был отравлен примерно тем же. Взяв в руки телефонную трубку в своем рабочем кабинете, бизнесмен стремительно скончался, как и его секретарь. Отравление получил и сотрудник опергруппы, приехавший на место происшествия.

"Новая газета" писала:

"В материалах дела, которые суд рассматривал аж в 2007 году, есть удивительные показания: признания химика Леонида Ринка о том, что еще в середине 90-х он торговал этим ядом, продавая сверхсекретное оружие, например, чеченским криминальным авторитетам. И «Новичок», который продавали чуть ли не из гаража, — не просто яд, а бинарное ОВ. Суть его в том, что оно состоит из двух безвредных компонентов, но вот соединение их в организме приводит к безусловной смерти. Именно таким ядом и был отравлен Кивелиди".

Иными словами, это отравляющее вещество могло быть тем самым "агентом", запустившим смертоносную реакцию в организме Щекочихина. Но с открытием новой информации, как и прежде, следствие не продвинулось ни на шаг.

Очевидно, тайна смерти выдающегося российского журналиста-расследователя так и останется тайной.

Краткая биография:

Юрий Щекочихин родился 9 июня 1950 года в Кировабаде, окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова. Журналистскую карьеру начал в 17 лет.

В 1989 году избирался народным депутатом.

В 1995 году Щекочихин был избран депутатом Государственной думы, входил в состав фракции «Яблоко», являлся членом Комитета по безопасности и Комиссии по борьбе с коррупцией в органах государственной власти. Был экспертом ООН по вопросам организованной преступности и коррупции.

Умер после скоротечной болезни 3 июля 2003.
Владислав Листьев
улица Новокузнецкая, 30, стр 2
Автор: Анастасия Бавинова
Вечером 1 марта 1995 года в редакцию передачи «Времечко», единственной работающей тогда в прямом эфире, позвонили со славами: «Случилось ужасное. Убит Листьев».

В это было сложно поверить. Подумали — розыгрыш. Сразу отправили журналиста на место происшествия. Влад Листьев жил в самом центре, на улице Новокузнецкой. Его тело было найдено в подъезде собственного дома с двумя пулевыми ранениями: в правое предплечье и голову.

У журналиста при себе была большая сумма наличных, но они остались нетронутыми — версия об ограблении отпала моментально. Подозрения сразу пали на Бориса Березовского. В тот момент он владел контрольным пакетом акций компании ОРТ, президентом которой уже стал Листьев. Считалось, что только у Березовского было достаточного политического тыла, чтобы совершить такое громкое преступление.

Деньги от продажи рекламы на канале уходили сомнительным фирмам, и Влад Листьев хотел положить этому конец. Он ввел мораторий на рекламу, чтобы работать только с теми компаниями, которые придут напрямую и заключат договор. Так что мотивом убийства могли послужить большие деньги: с «чистых» надо платить налоги и отчитываться о доходах. Это было бы невыгодно не только Березовскому, но и еще одному человеку — Сергею Лисовскому, занимавшегося перепродажей рекламного времени на ОРТ.

Незадолго до смерти, рассказывает вдова известного телеведущего Альбина Назимова, ее супруг приходил домой угнетенным — что-то мучало честного журналиста.

Бывшие коллеги Льстьева предполагают, что тот мог обладать секретной информацией, стоящей ему жизнью. Влад не умел держать язык за зубами, мог взболтнуть лишнего, а значит, быть для кого-то помехой.

Заказные убийства в лихие девяностые совершались чуть ли не каждый день, но никто не мог поверить, что рука поднимется и на друга советского человека — известного и всеми любимого Влада Листьева. После известия о страшном событии каналы выводили в эфир лишь новости: весь последующий день на телеэкранах страны транслировалась статичная заставка с надписью «Владислав Листьев убит».

В одной из последних версий убийства журналиста звучит имя Игоря Дашдамирова, бригадира печально известной Солнцевской ОПГ. Сценарий дела с его участием подтверждает бывший генпрокурор России Юрий Скуратов.

Подозрительным находят и поведение коллег Листьева, которые неохотно давали показания, будто чего-то боясь. Возможно, директор ОРТ сам ввязался во что-то сомнительное, поставив свою жизнь под угрозу.

После убийства Листьева прошло 25 лет. Расследование этого уголовного дела приостановлено, но не прекращено. Некоторые источники утверждают, что если убийц Влада Листьева уже и нет в живых, то еще точно есть те, кто знают правду об этом преступлении.